vl_sokolov

Categories:

«Костолом» на службе ислама

Его называли «ангелом смерти» и чудовищем, сосавшим кровь животных.  В то же время его заслуги перед государством неоспоримы, а обаяние его личности до сих пор привлекает многих мусульман. В арабском мире о нем снимают фильмы, сделали даже целый сериал — 35 серий, — который назвали просто именем героя. Мало кто удостаивается такой чести, но, как говорится, было за что.

Так мог бы выглядеть аль-Хаджадж
Так мог бы выглядеть аль-Хаджадж

Не успел верный слуга Омейядов ибн Зийяд упокоиться в могиле, как халиф Абд аль-Малик нашел ему достойную замену – Кулейба ибн Юсуфа аль-Хаджаджа. Имя этого человека было достаточно красноречиво – оно означает «костолом». Бедняк и выходец из низов, аль-Хаджадж начинал с должности простого учителя, потом вступил в армию и несколько лет служил в полиции Дамаска. Здесь он обратил на себя внимание халифа решительными действиями против мятежников, а когда ему удалось успешно расправиться с Меккой и Мединой, Абд аль-Малик сделал его своей правой рукой.  

Человек жесткий и твердый, часто жестокий, аль-Хаджадж как нельзя лучше подходил для роли сильного лидера и усмирителя провинций. Незначительность происхождения делала его независимым от клановой борьбы и от почтения к старым соратникам Пророка: он никого не уважал, никого не боялся и был лично предан одному халифу. Его не смутил даже кощунственный обстрел Каабы катапультой  – безопасность государства была выше подобных мелочей. В Медине он велел на всех, кто посмел противостоять Омейядам, повесить свинцовые бирки рабов, невзирая на их знатность и прошлые заслуги. Чувствуя за спиной власть халифа, аль-Хаджадж вел себя высокомерно и презрительно, осыпая оскорблениями и угрозами каждого, кто не проявлял лояльности к правителю. Зато и заслуги его перед халифатом были велики.

Монета с именем Хаджаджа ибн Юсуфа
Монета с именем Хаджаджа ибн Юсуфа

Как только в Куфе и Басре – источниках вечного брожения – начались новые волнения и стычки, Абд аль-Малик отправил туда аль-Хаджаджа, сделав его наместником всего Востока. Прибыв в Куфу, новый правитель сразу показал свой крутой нрав. Его громовая речь перед горожанами поразила куфийцев. «Воистину, вижу я созревшие головы, время жатвы которых наступило. Я буду брать вас в руки не так, как берут инжир, и не шумите мне старыми бурдюками! Я обдеру вас, как обдирают кору с деревьев, и забинтую повязками смирения. Я буду бить вас, как верблюда, отбивающегося от стада, и, клянусь Аллахом, не отстану, пока не добьюсь своего. Клянусь Аллахом, я наставлю вас на путь истины или же займусь телом каждого из вас».

Он объявил новый набор в иракскую армию и пригрозил казнить каждого, кто спустя три дня все еще останется в городе. Для примера он велел казнить какого-то старика, пришедшего просить об отсрочке сыну. Призывники тут же толпами хлынули на фронт. «Наконец-то в Ирак пришел мужчина», – заметил возглавлявший войска аль-Мухаллаб.

Восстановив дисциплину, аль-Хаджадж успешно подавил все мятежи и смуты, непрерывно сотрясавшие восточную часть халифата. Чтобы не зависеть от ненадежных и вечно бунтовавших Басры и Куфы, он построил для себя новую столицу – Васит, что значит «середина». Город возвели на берегу Тигра всего на за три года, согнав тысячи чернорабочих, мастеров и ремесленников со всего Ирака. Обитые железом двери и ворота для дворца и мечети вывезли из соседних городов, бесцеремонно сняв их с городских ворот и частных зданий. В центре города построили огромный мост через Тигр и монетный двор, чеканивший иракские дирхемы. Здесь, в окружении своих сирийцев, аль-Хаджадж чувствовал себя надежно и уверенно. 

На посту наместника аль-Хаджадж был преданным слугой Омейядов и всегда считал, что государство и власть халифа важнее жизней его подданных. Он сурово преследовал всех несогласных и особенно ненавидел заносчивых аристократов, чье своенравие грозило нарушить порядок в обществе. Казни, карательные походы, подавление мятежей – все было направлено на благо халифата. 

И все-таки его жестокость, видимо, превосходила принятые в то время нормы, судя по той ненависти, которую испытывали к нему современники. Многие первоисточники рисуют его просто чудовищем. Историк аль-Масуд писал, что он родился уродом без ануса и ягодиц, не пил материнского молока, а питался кровью животных. По словам того же историка, при аль-Хаджадже был казнены ни много ни мало сто двадцать тысяч человек. Когда он умер, в тюрьмах сидело восемьдесят тысяч человек, из них тридцать тысяч женщин. В числе этих узников было и 16 тысяч так называемых муждаррадов, «неприкрытых»: они сидели в тюрьмах без крыши, на солнце, холоде и дожде, причем мужчин и женщин содержали вместе. За жестокость мусульманские законники даже якобы собирались признать его кафиром, неверным, но сошлись на том, что он послан для испытания, как наказание от Бога. 

В 714 году аль-Хаджадж скончался от болезни, передав власть не своим сыновьям, а начальнику городской полиции. Даже в момент смерти он думал о пользе дела. 

Внешний облик аль-Хаджаджа был мрачен и внушал страх. Он всегда ходил в черной чалме и панцире, с колчаном и луком. Близко знавшая его Умм аль-бинин, жена халифа Валида, говорила, что лучше встретиться с ангелом смерти, чем с аль-Хаджаджем. Так или иначе, для арабов он стал легендарной личностью, одной из ключевых фигур мусульманской истории, величественной, но устрашающей и мрачной. В нравоучительных рассказах и сказках это один из популярных персонажей, воплощение сильного и немилосердного властителя. 

А что вы думаете о таких сильных и эффективных, но жестоких правителях? Что важней — утверждение закона и порядка в государстве или сочувствие и милосердие к людям? Хотелось бы услышать ваше мнение.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded