vl_sokolov

Categories:

Подлинная жизнь Харуна ар-Рашида

Давно мы не говорили о халифах, тем более — таких знаменитых. Кто не слышал о великом Гаруне аль Рашиде, повелителе правоверных, любившем инкогнито бродить по ночному Багдаду вместе с визирем Джафаром? 

Образ Харуна ар-Рашида — если уж называть его правильно, — все время двоится в истории и литературе, оборачиваясь то своей реальной, то волшебной стороной. Мудрый халиф и незадачливый правитель, утонченный знаток искусств и праздный прожигатель жизни, великий монарх и самодур, погубивший свою империю, — все это один и тот же человек, один из самых странных и колоритных персонажей прошлого, удостоившийся чести стать героем «1001 ночи».

Харун ар-Рашид, нюхающий цветок граната
Харун ар-Рашид, нюхающий цветок граната

Увы, на самом деле, историки не видят ничего выдающегося в этой фигуре. Пятый представитель аббасидской династии, ставший халифом в 22 года, Харун был не столько хорошим правителем, сколько любителем веселой жизни. В юности над ним смеялись, когда в военных походах он с картинным изяществом гарцевал на лошади: в нем не видели истинного воина. Человек обаятельный и щедрый, прекрасно образованный, любитель поэтов и сам поэт, он проводил время в пирушках и развлечениях. Харун не стремился к власти и говорил, что с большим удовольствием проживет обычную жизнь со своей женой Зубейдой, чем будет нести бремя халифской власти. Он обладал удивительным для халифа качеством  – застенчивостью – и чувствовал себя настолько неуверенно, что не решался смотреть людям в глаза.    

Единственным его мудрым шагом стал выбор хорошего помощника-вазира – Йяхьи ибн Халида ибн Бармака, который управлял за него всем государством вместе со своим сыном Фадлом. Другой его сын, Джафар, славился как блестящий собеседник и был личным другом халифа, его постоянным товарищем по застольям. В клане Бармакидов имелись еще два брата: Мухаммед, благородный возвышенный юноша, и Муса, смелый и мужественный воин.

Йахья, сын буддистского жреца, принявшего ислам, стал главой дворцовой канцелярии еще при халифе аль-Махди и почти породнился с Аббасидами: его жена кормила грудью сына халифа, а жена халифа – сына Йахьи. Когда молодой Харун отправился на свою первую войну против византийцев, верный Йяхья сопровождал его как опекун и наставник. 

Придя к власти, Харун отдал в его руки все управление государством. Вручив ему свое кольцо с печатью, халиф сказал: «Веди дела, как считаешь нужным; назначай и снимай, кого хочешь. Сними ношу с моих плеч и возложи на свои: управляй моим стадом». Йяхья и его сыновья целыми днями сидели во дворце и принимали жалобы и прошения и рассматривая их до глубокой ночи. Ко всем просителям вазир относился внимательно и дружелюбно. Он прорыл новый канал, который позволил сильно поднять урожаи, и наладил поставку зерна в Мекку и Медину, где жили ветераны. Он покровительствовал науке и искусствам, переводил Птолемея и медицинские книги индийцев, интересовался индуизмом.  

Благодаря администраторским талантам Йяхьи страна процветала, в халифате царили мир и порядок. Но самодурство или ревность ар-Рашида положили этому конец. Джафар был казнен, Йахья и Фадл брошены в тюрьму, а все имущество Бармакидов конфисковано в казну. Вслед за этим полетели головы их жен и детей, близких и дальних родственников, даже назначенных ими чиновников. Всего под расправу попало больше тысячи человек, и халиф лично присутствовал при казнях и пытках.

Харун ар-Рашид принимает послов Карла Великого (Юлиус Кёкерт, 1864)
Харун ар-Рашид принимает послов Карла Великого (Юлиус Кёкерт, 1864)

О том, почему пали Бармакиды, существует много разных мнений. Говорили, что они обладали слишком большой властью (у Йахьи была личная печать халифа, которой он мог закрепить любое распоряжение и закон), были слишком влиятельны (как наставники детей халифа), слишком богаты и блестящи (дворец Джафара не уступал по роскоши дворцу халифа), заигрывали с Алидами и шиитами, которых ар-Рашид считал своими злейшими врагами.

Подлинная причина столь резкой перемены Харуна к Бармакидом до сих пор остается загадкой. Она была непонятна и современникам, которых эта история поразила своей внезапностью и наглядным свидетельством бренности и ненадежности всего сущего.

После падения Бармакидов Харун проявил не больше талантов правителя, чем до него. Без Йахьи в стране наступил упадок. Даже мешки с почтой валялись во дворце нераспечатанными: некому было ее разбирать. По стране прокатилась волна восстаний и мятежей: сильные волнения вспыхнули одновременно в Магрибе, Египте, Сирии, Йемене, Ираке, Персии. Часть из них Харун сумел подавить, но единство государства оказалось под угрозой.

О личной жизни и характере ар-Рашида осталось много рассказов, большинство которых легендарны. Харун, герой арабских сказок, странствующий по ночному городу вместе с верным Джафаром, – чисто литературный образ. На самом деле, ар-Рашид не любил жить в Багдаде: он называл его «парилкой», не вынося за сильную жару, и предпочитал Ракку, стоявшую на берегу Евфрата. 

Несмотря на легкомысленную жизнь, Харун проявлял большое благочестие и совершил восемь паломничеств в Мекку – больше, чем любой другой халиф. Он ежедневно совершал по сто поклонов и раздавал беднякам по тысяче дирхемов, а по пятницам исправно читал в соборной мечети проповеди, которые писали его секретари. На протяжении всего правления он яростно боролся с еретиками и заставлял иноверцев строго выполнять все предписания, предусмотренные для них исламом: ездить только на ослах, носить особую обувь и одежду и т.д. В то же время он был суеверен и однажды выпустил из тюрьмы Мусу ибн Джафара только потому, что увидел во сне какого-то эфиопа, который потрясал копьем и пригрозил убить его, если он этого не сделает.

Его война с Византией была вполне успешна: собрав огромное войско, Харун захватил Гераклею и заставил платить дань нового императора Никифора. 

В ряде эпизодов он проявил себя как ревностный и добросовестный правитель. Так, он не поленился лично отправиться в Хорасан, чтобы проверить жалобы против его наместника Ибн Махана: никто из халифов ни раньше, ни позже этого не делал. Убедившись в виновности наместника, халиф не стал отстранять его от должности — Ибн Махан имел в Хорасане много сторонников и мог восстать против халифа, — а подослал к нему полководца Харсаму ибн Айана, якобы на помощь в борьбе с мятежниками. Тот заранее отправил своих агентов в столицу Хорасана и раздал им списки сторонников Ибн Махана, чтобы они могли арестовать их по первому приказу. 

Харсама разыграл дружелюбие при встрече с Ибн Маханом, пообещал ему деньги от халифа, а когда наместник остался один, с небрежным видом вручил ему письмо от Харуна. Распечатав его и прочитав первую строчку, наместник смертельно побледнел. Оно начиналось словами «Ты, сын шлюхи…» – и заканчивалось сообщением, что Харсама прислан его арестовать и забрать все его богатства. 

Харун ар-Рашид в игре "Цивилизация"
Харун ар-Рашид в игре "Цивилизация"

Харун правил халифатом больше двадцати лет. На сорок шестом году жизни он снова отправился в Хорасан, чтобы подавить вспыхнувший там мятеж. Во время этого похода халиф заболел и слег. 

Чувствуя приближение конца, Харун выбрал себе погребальный саван и приказал вырыть для себя могилу. Заглянув в нее, он сказал: не избавила меня от этого власть моя! 

Напоследок халиф постарался наказать своих врагов и облагодетельствовать друзей. Незадолго до смерти он плакал над стихами Абу-ль-Атахии:


Где цари и где прочие?

Они пошли путем, по которому идешь и ты. 

Возьми то, что дарует тебе этот мир.

А смерть – конец всего.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded