Categories:

Как выглядит роскошь по-арабски

Арабы, как и большинство восточных народов, обожали роскошь, пышность и блеск. Вот отрывок из одной арабской книги про прием гостей, который можно назвать настоящим эталоном уточненной и богатой трапезы. Этот пир был устроен оманским правителем Юсуфом для наместника персидской династии Буидов Ибн Мактума, и один из участников описал его во всех деталях.

Что-то золотое и красивое
Что-то золотое и красивое

«Мы расселись в роскошном бахнасском шатре, равного которому по красоте я никогда не видывал. В середине шатра было возвышение из черного дерева, украшенное золотом и золотыми гвоздями, а на нем – огромная шелковая подушка. Перед возвышением лежал ковер из Джахрама, а на нем – большая циновка из Тиверии и такие же подушки и покрывала. 

Потом Юсуф вышел к нам и сел, и мы сели вместе с ним, и нам принесли серебряный стол с кольцами. Он был достаточно велик, чтобы вокруг него уселись двадцать человек. Мы расселись, и нам подали такие изысканные яства, каких я никогда не видывал, и все это было на посуде из фарфора. Я также заметил, что за каждым из нас стоит красивый молодой раб с золотым кубком с вином и с хрустальным кувшином с водой. 

Кувшин эпохи Буидов
Кувшин эпохи Буидов

Когда мы покончили с едой, Юсуф встал и вышел куда-то за шатер, а к нам пришли слуги, которые убирают комнаты. Их было столько же, сколько нас, и в руках у них были серебряные кувшины и тазы, и мы все разом помыли руки.

Тогда эти молодые рабы ушли, и пришли другие, по одному на каждого из нас. Они несли тяжелые драгоценные зеркала, хрустальные сосуды и прекрасные курильницы, и мы стали окуривать себя благовониями. 

После этого нас на некоторое время оставили в том же шатре, но вскоре позвали в другой, из парчи, и еще более великолепный, чем первый. В нем было возвышение из сандалового дерева, украшенное серебром, а на нем – шелковая подушка и такие же циновки из Тиверии, что и в первом шатре. Там стояло примерно тридцать литых золотых подносов, на которых лежали сделанные из амбры лимоны, дыни и многое другое. Мы были поражены, и нас охватило изумление. 

Трапеза
Трапеза

Потом мы заметили, что по четырем сторонам каждого подноса стоят четыре огромные белые вазы, напоминающие огромные кубки. Они были наполнены розовой водой и украшены многочисленными фигурами из камфорного дерева. 

Рабы – по одному на каждого из нас – стояли и овевали нас опахалами, а другие рабы – тоже по одному на каждого из нас – держали в руках по салфетке, а перед ними стояли золотые подносы с золотыми тазами и сосудами, хрустальными графинами, бокалами и кувшинами также из хрусталя, и все они были пустые. 

Кувшин с золотом, рубинами и бирюзой
Кувшин с золотом, рубинами и бирюзой

Потом Юсуф велел подать вина в хрустальных графинах – по-персидски их называют чашангир. Принесли много виноградных вин тех сортов, которые делают в горах Омана, – мы и не знали, что в тех местах такие прекрасные вина. Ибн Мактум выбрал вино, и его перелили в сосуды. 

За спиной у каждого из нас стоял раб, который наполнял кубок вином и подавал к нему разные сласти, и каждый из них прислуживал одному из нас. Выпили мы тогда очень много вина».

Хрустальная чаша
Хрустальная чаша

За обедом зашел разговор о великолепном рубине, который Ибн Мактум видел у буидского шаха. Хозяин дома предложил показать гостям собственную коллекцию драгоценностей.

«Сначала он осмотрел печать на ларце, потом открыл его ключом и вытащил палочку, на которую было нанизано примерно пятьсот колец с рубинами, бирюзой и сердоликом — подобных мне никогда не доводилось видеть. При этом он сказал: "Это безделица, не обращайте на них внимания”. Мы так и сделали. 

Потом он вынул ожерелье из девяноста трех драгоценных камней, каждый величиной с яйцо змеи или воробья. Мы подивились их размерам. 

Все из бирюзы
Все из бирюзы

Потом он вынул бриллиантовый перстень с печаткой и, одев его на палец, поднес к сердоликовой печатке, которая была на пальце Ибн Мактума. Бриллиант притянул сердолик, как железный магнит, и печатка Ибн Мактума разлетелась на кусочки. 

Потом он достал из ларца что-то завернутое в тонкий платок. Он развернул его — в платке лежал кусок хлопка. И тут он извлек из него какой-то предмет, который ослепил нас своим сиянием и наполнил комнату светом, так что все мы были поражены. 

Юсуф передал этот предмет Ибн Мактуму, чтобы тот осмотрел его. Мы все осмотрели его и обнаружили, что это был красный рубин величиной с кисть руки, как в длину, так и в ширину. Мы были поражены, а Юсуф ибн Ваджих спросил: “Ну, как это по сравнению с драгоценностью, которую ты описал, Ибн Мактум?” 

Ибн Мактум был потрясен. Мы все рассматривали эту “руку” и не могли на нее наглядеться».


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded